• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Инновации в России часто остаются на бумаге

Крупные государственные научные организации в России довольно активно заявляют о себе на страницах научных журналов, но заметно отстают от зарубежных компаний по количеству созданных результатов интеллектуальной деятельности: новых технологий, оформленных в виде патентов, полезных моделей, конструкторской документации. Об этом рассказал заведующий отделом исследований результативности научно-технической деятельности ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Константин Фурсов в докладе «Оценка результативности деятельности государственных научных организаций в России».

Более пятнадцати лет в России наблюдается значительный рост инвестиций в сектор исследований и разработок, однако его результативность пока остается крайне низкой. Вклад в мировую науку, выраженный в числе международных статей, обзоров и докладов на ведущих международных конференциях, хоть и растет в абсолютном выражении, едва превышает 2% от общемирового потока публикаций. Количество поданных патентных заявок на изобретения стагнирует с 2010 года. Это противоречие создает необходимость выработки новых инструментов научно-технической и инновационной политики, основанной на понимании того, как функционирует отечественный исследовательский сектор.

В мире оценка результативности деятельности научных организаций и университетов осуществляется как госорганами, так и профессиональными ассоциациями, и научными обществами. Признанные неэффективными научные организации и университеты могут быть отрезаны от программного финансирования, лишены лицензии (для университетов), реорганизованы или даже закрыты.

В России с начала 2000-х годов ведется дискуссия о необходимости проведения подобного рода оценки. Более того, уже было предпринято несколько попыток провести исследования, оценивающие результативность, финансовую организационную устойчивость и жизнеспособность научных организаций. Однако такие проекты либо носили локальный характер, либо проводились чиновниками формально, на основе исключительно количественных показателей, без привлечения широкого круга экспертов. Результаты не представлялись публично и практически не имели последствий для самих научных организаций.

Объективность оценки возрастет

На Международной научной конференции «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика», состоявшейся в НИУ ВШЭ, Константин Фурсов представил первые результаты проекта, посвященного крупномасштабной системе мониторинга и оценке результативности научных организаций госсектора.

«Особенностями новой системы оценки, представленной в конце 2013 года, является ее открытость и межведомственный характер, что позволяет повысить объективность оценки, используя результаты анализа довольно широкого спектра результатов, — пояснил Фурсов. — Она опирается на единый источник информации и предполагает ежегодный сбор данных о результативности научных организаций и университетов при учете того, что оценка будет проводиться раз в пять лет». То есть научные организации имеют возможность разобраться в системе и подготовиться к оценке: ориентируясь на основные критерии результативности, организация может корректировать стратегию своей деятельности.

Он также отметил, что по результатам оценки научные организации должны быть распределены по трем категориям: лидеры, стабильно функционирующие организации и аутсайдеры. Система индикаторов мониторинга и оценки включает 24 группы показателей, объединенных в блоки: научная и финансовая результативность деятельности организации, развитие кадрового потенциала (подготовка высококвалифицированных кадров), интеграция в мировое пространство (в том числе за счет участия в международных проектах).

Согласно обсуждаемому в настоящее время подходу, каждая организация должна быть оценена внутри своей референтной группы, которая определяется пересечением одного или нескольких направлений исследований (всего их по результатам экспертных обсуждений выделено 40) и профилей ее деятельности:

  • «генерация новых знаний», которая выражается в публикациях в международных и российских научных журналах;
  • «разработка технологий», измеряемая по числу созданных результатов интеллектуальной деятельности;
  • «научно-технические услуги», выделяемая по общему объему работ и услуг научно-технического характера, выполняемых на договорной основе.


Чем крупнее, тем эффективнее

Как показали первые результаты оценки работы, крайне неэффективных научных организаций в России совсем немного (в среднем от двух до восьми процентов, в зависимости от направления исследований). При этом существует заметная связь между затратами на фундаментальные исследования, размером организации и результатами в виде международных публикаций.

Чем крупнее и мощнее организация, тем больше у нее возможностей для представления своих результатов. В то же время такие параметры, как тип организации, ее правовой статус, доля государственного финансирования, не позволяют однозначно дифференцировать результаты и использовать их в качестве характеристик для разделения организаций на референтные (условно сопоставимые) группы.

Также в ходе исследования удалось оценить некоторые взаимосвязи между направлением деятельности организации и ее успехом в определенном блоке результатов. Так, в пересечении профилей «генерация знаний» и «оказание научно-технических услуг» из рассмотренных в примере естественных наук лучше всего представлены такие области, как «Физическая химия, биофизика, полимеры» и «Геология, минералогия и горные науки», соответствующие доли организаций составляют 17% и 17.1%. Это означает, что с точки зрения формальных количественных показателей организации этих областей науки наиболее успешно сочетают работу на договорной (контрактной) основе и фундаментальную научную деятельность. Если рассматривать удельный вес лидеров только среди «генераторов знаний», то больше всего эффективно работающих организаций среди астрономов (22%), специалистов в области минералогии и горных наук (29%), физиологии, общей и организменной биологии (28%).

Однако, как подчеркнул Фурсов, расчеты носят предварительный характер и основаны на данных за 2014 год, поэтому делать какие-либо системные выводы пока рано. Возможно, представленные распределения обусловлены конкретными значениями показателей организаций в соответствующих областях знания в текущем периоде. Чтобы уверенно говорить о специфике какой-либо отрасли науки, важно и дальше накапливать динамику и отслеживать, как будут выглядеть распределения в следующем периоде.

Несмотря на то, что новый подход к оценке эффективности деятельности научных организаций гораздо адекватнее предыдущих (он, как минимум, не предполагает сравнивать «физиков» и «лириков»), ему также пока еще не удалось избежать ряда проблем в анализе эффективности.

«В текущей версии система очень чувствительна к качеству данных и позволяет оценивать только валовые результаты», — заключил Фурсов. При этом одна организация может иметь более одного профиля деятельности (особенно это характерно для вузов), и как ее оценивать, не всегда понятно. Вместе с результатами анализа количественных характеристик результативности необходимо проведение независимой экспертной оценки.

Полный текст презентации (PDF)


Екатерина Шохина, для OPEC.ru