• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Кто и как изучает российскую науку

8 февраля, в День российской науки, НИУ ВШЭ, Росстат и Минобрнауки выпустили ежегодный статистический сборник о состоянии сферы науки, технологий и инноваций. О том, как продвигаются исследования науки в России, рассказывает первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Леонид Гохберг.

Леонид Гохберг
Леонид Гохберг
Как создавалась система статистики науки  в России

Первый статистический сборник наша команда, многие члены которой по-прежнему работают вместе, подготовила еще в 1991 году. Он вышел под грифом Госкомстата.

В Советском Союзе статистика науки существовала, но очень специфическая. Она не соответствовала никаким международным стандартам и ограничивалась несколькими показателями, которые частично имели нестатистический характер. Сборники, которые мы теперь выпускаем, базируются на системе статистических наблюдений, предполагающей агрегирование данных снизу вверх — от респондентов на местах до федерального уровня, и это обычная практика экономической статистики. А в советское время ряд показателей формировался вручную некоторой группой чиновников в Госплане, Госкомитете по науке и технологиям и Госкомстате. Они, договариваясь между собой, конструировали одну цифру, скрывая в ней, например, часть военных расходов. Что именно там было внутри, никто не знал, но мы сумели показать, что из-за этого данные о расходах на науку сильно завышаются. В начале 1990-х годов мы радикально преобразовали статистику, сделали нормальную систему наблюдений и пересчеты. И с тех пор эту статистику мы поддерживаем и развиваем — разумеется, в сотрудничестве с Росстатом и Минобрнауки.

Система устроена так: сбором данных занимается Росстат, а мы разрабатываем методологию, весь понятийный аппарат, классификации, статистические формы и инструкции, консультируясь, при необходимости, с различными экспертами. Получившиеся на выходе статистические сборники имеют три грифа: ВШЭ, Росстата и Минобрнауки, приобретая тем самым абсолютно официальный характер.

«Статистика науки вообще одна из самых развитых областей экономической статистики в России»

Понятно, что государственная статистика не может охватить абсолютно все — постоянно возникают новые направления научной и инновационной деятельности, технологии, по которым на первых порах мало информации. Но здесь нам помогают мониторинги, проводимые самой Вышкой, которые компенсируют пробелы в официальной статистике или обеспечивают «интервенции» в совершенно новые области. Во многих случаях в этих областях даже нет еще устоявшихся международных стандартов.

Но мы выходим и в другую область — обработки big data, семантического анализа, сетевого анализа. По сути, мы сформировали в Институте статистических исследований и экономики знаний ВШЭ комплексную систему интеллектуального анализа данных. Она позволяет выявлять и оценивать перспективные технологические тренды, растущие рынки, новые продукты, стартапы, оценивать сетевые связи между организациями, в том числе и через людей, даже если люди аффилированы с организациями неформально. Эта информация открывает большие перспективы на будущее, но включать ее в наши ежегодные сборники по науке мы пока не можем — в статистике важна преемственность, и данные должны быть сопоставимыми.

Как российские исследователи науки вошли в число мировых лидеров

Статистика науки вообще одна из самых развитых областей экономической статистики в России. Мы в течение многих лет участвуем во всех международных рабочих группах, которые устанавливают стандарты в этой области, включая ОЭСР, Евростат и Международный союз электросвязи. У нас есть доступ к новейшим методологиям, лучшим страновым практикам, и, что, может быть, еще важнее, мы сами участвуем в формировании этих международных статистических стандартов.

Два основных статистических стандарта в сфере науки, технологий и инноваций — это Руководство Фраскати по статистике науки (в последнем его издании нами подготовлена целая глава («Measurement of R&D personnel: Persons employed and external contributors») и Руководство Осло по статистике инноваций. Сейчас ведется работа по подготовке новой его версии, и вместе с Евростатом и коллегами из Голландии и Испании мы входим в консорциум, который этим занимается, причем за нами закреплены несколько новых разделов, базирующихся на нашем собственном опыте.

«Само слово "инновации" было введено в оборот в России более 20 лет назад именно нашей группой»

Могу сказать, что по ряду направлений статистики в этих секторах у нас абсолютно пионерные подходы. В частности, на базе наших более ранних разработок по статистике ИКТ в последние годы  с нуля созданы несколько новых направлений, связанных со статистикой развивающихся технологий — нанотехнологий, биотехнологий, передовых производственных технологий. А сейчас мы работаем и над статистикой фотоники.

И еще одно направление статистики, которое удалось организовать, — это статистика инжиниринга и промышленного дизайна как новых видов экономической деятельности. Мы проработали всю систему классификаций, показателей, статистических форм и провели серию пилотных обследований; краткие их итоги опубликованы на сайте Министерства промышленности и торговли РФ, которое было заказчиком этой работы.

Кто и как пользуется статистикой науки и инноваций

Показатели статистики науки очень популярны. Их легко встретить в официальных документах самого высокого уровня: в посланиях президента Федеральному Собранию, указах, стратегических документах правительства. Эти показатели включаются и в стандартизированные шаблоны подготовки профильных государственных программ и программ инновационного развития госкомпаний. Они призваны нацеливать ведомства, компании, университеты, научные центры на повышение эффективности их деятельности  в сфере науки и инноваций. Данные по науке и инновациям активно используются в исследованиях и экспресс-аналитике.

Более того — и это документальный факт — само слово «инновации» было введено в оборот в России более 20 лет назад именно нашей группой. Первые публикации с этим словом были нашими (например, Гохберг Л. М., Кузнецова И. А. Статистика инноваций: первые результаты и ближайшие перспективы. Вопросы статистики. 1996. № 3 , или Гохберг Л.М. Статистика науки и инноваций. Статистический словарь. — М.: Финстатинформ. 1996).

«Мы выходим и в другую область — обработки big data, семантического анализа, сетевого анализа»

Есть определенный лаг между сроками публикации сборника и периодом, который охватывают приведенные в нем данные. Эта разница — в год. Так, в сборнике, который вышел только что, приведена статистика за 2015 год. Такой лаг — вещь неизбежная. Дело в том, что предприятия сдают статистическую информацию после завершения работы по бухгалтерским балансам. Бухгалтерский баланс сдается в марте, в апреле заполняются статформы, они затем передаются в местные статслужбы, где обрабатываются и агрегируются, поступают в Росстат, там корректируются имеющиеся ошибки, и только к сентябрю получаются сводные итоги по России. Еще некоторое время нужно, чтобы их проанализировать и подготовить к публикации уже сам сборник.

Но я хочу отметить, что в России эта статистика собирается и публикуется нами ежегодно, тогда как во многих странах — раз в несколько лет, и там лаг между публикацией сборника и актуальностью данных может достигать трех-четырех лет.

Какие мифы разрушает статистика

Можно привести в качестве примера дискуссию о том, инновационны ли российские предприятия. Есть два распространенных тезиса. Во-первых, что у нас в целом нет инноваций, а, во-вторых, что российская промышленность не инновационна. И, анализируя эту дискуссию, нужно признать, что далеко не все ее участники пользуются корректной терминологией. Инновации — это ведь далеко не только глобальные прорывы. Экономический и промышленный рост в значительной мере связан не с радикальными, а с инкрементальными инновациями, то есть с текущими усовершенствованиями технологий и продуктов.

Статистика, следуя экономической теории инноваций, позволяет различать их спектр по степени новизны: новые ли они для глобального или российского рынка, для отрасли или для конкретного предприятия и так далее. Это позволяет смотреть на проблематику инноваций комплексно, а не линейно, в черно-белом формате. То же касается и тезиса о неинновационности российских предприятий. Можно ли всех их считать неинновационными, если они вкладывают в инновации ежегодно порядка 800 млрд рублей из собственных средств?

К сожалению, многие эксперты, имея дело со столь сложной сферой, оперируют чрезмерно простыми категориями и представлениями. Но упрощенные, линейные решения не приводят в результате к успеху.

Когда статистике помогает социология

Статистические сборники, которые мы выпускаем для широкой аудитории, — это только верхний слой данных, который, конечно, дает достаточно точное представление о том, что происходит в российской науке и технологической сфере, но статистики у нас в распоряжении гораздо больше. Сборники — это в каком-то смысле статистический мейнстрим, там нет результатов пилотных обследований или каких-то специальных, выборочных исследований. Хотя мы все же пытаемся и такие результаты включать в тех случаях, когда методы традиционной экономической статистики не применимы.

Например, в сборнике есть раздел про отношение населения к науке и инновациям. Понятно, что это предмет социологических опросов. Они проводятся в рамках одного из мониторингов ВШЭ — об инновационном поведении населения. Кстати, отношение населения к инновациям потихоньку меняется. Ведь увеличивается доля людей, которые если и не родились в эпоху интернета, то во всяком случае уже мало представляют свою жизнь без информационных технологий и мобильной связи.

Да и в целом представление о том, что российское население не инновационно, тоже в значительной степени миф. Наши данные показывают, что по степени вовлеченности населения в пользовательские инновации Россия опережает многие развитые страны. Это вполне объяснимо: люди сами пытаются улучшить качество жизни и создать для себя блага, к которым они не имеют доступа.

Как студенты помогают исследовать российскую науку

Среди авторов того, самого первого, сборника 1991 года есть несколько имен (например, Александр СоколовИрина КузнецоваЕлена НечаеваЛариса РосовецкаяГалина Сагиева), которые вы и сейчас может найти в Институте статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Это очень редкий пример того, как за период невероятной турбулентности последних двадцати пяти лет все-таки удалось сохранить направление исследований и ядро коллектива. И не просто сохранить, но и расширить его уже здесь, в Вышке. Сейчас в этой сфере в ИСИЭЗ работают несколько поколений исследователей.

В нашей магистерской программе «Управление в сфере науки, технологий и инноваций» есть специальный курс про статистику и индикаторы науки и инноваций. Ряд студентов (в прошлом году их было 50-60 человек) стажируются в ИСИЭЗ еще во время учебы и получают оплату. А наши выпускники востребованы не только в России. Свежий пример: одна из наших выпускниц, которая до этого закончила бакалавриат у Фуада Алескерова, а у нас занималась статистикой новых технологий, сейчас учится на PhD в Манчестерском университете — у наших давних партнеров.

Материал на портале HSE.ru